• slide10
  • slide6
  • slide9
  • slide1
  • slide8

Карагандинский старец преподобный СЕВАСТИАН

Историческая справка

Если попытаться исследовать историю возникновения Караганды, то окажется, что история этого города есть ничто иное, как история Карлага и история крестьян-спецпереселенцев 30-х годов. До начала 30-х годов Караганды, как таковой, не существовало. Лишь на месте нынешнего Старого города (название одного из районов современной Караганды), на пригорке, стоял построенный англичанами еще при царе-батюшке флигель из красного кирпича под бордовой жестяной крышей. Ими же (то есть англичанами) был пробит первый шурф на месте будущей первой шахты им. Костенко и добыт первый уголь, который был вывезен на верблюдах. И было на этом участке степи несколько переселенческих поселков, возникших в начале века - Старая Тихоновка, Большая Михайловка, Дубовка, Федоровка Дрещеновка, где жили русские поселенцы и стояли в некоторых из них православные храмы. Вот все, что было до 1930-го года, года "великого перелома", когда по всей России началась всеобщая коллективизация, или массовое гонение на крестьянство.

Спецпереселенцы

В программу первой пятилетки молодого, задумавшего окрепнуть в короткий срок государства входила задача освоения целинных земель Центрального Казахстана и разработка Карагандинского угольного бассейна. Так как для осуществления этой задачи требовалась предельно дешевая рабочая сила, в начале 1931 года была создана комиссия под председательством Андрея Андреевича Андреева, которая совместно с ОГПУ занялась решением этого вопроса. И комиссия решила: выслать в Центральный Казахстан 52 тысячи крестьянских семей, что вместе с детьми и стариками составляло около полумиллиона человек. И начались в феврале-марте 1931 года массовые аресты крестьян и отправка их по этапу в знойные степи Центрального Казахстана. Сначала для строительства железной дороги от Акмолинска до будущей Караганды в Акмолинск были отправлены отцы семейств и старшие сыновья, которые построили эту дорогу в сказочно быстрые сроки. За четыре месяца, то есть к маю 1931 года, она была уже готова. После этого стали подвозить в Карагандинскую область и в Осакаровский район семьи строителей дороги. Пошли под строгой охраной ОГПУ в сторону Караганды эшелоны, битком набитые крестьянскими семьями. Шли они со всего Поволжья, начиная с Астраханской области и кончая Чувашией и Мордовией, из Пензенской, Тамбовской, Курской, Воронежской, Орловской областей, с Харьковщины и Оренбуржья. Везли их по жарким степям в наглухо закрытых телячьих вагонах, где для всего вагона стояла одна туалетная бочка. Ехали в тех вагонах беременные женщины, кормящие матери, дети, старики. Уже в вагонах люди стали умирать и покойников везли вместе с живыми до места назначения. И опять из вновь прибывших были отобраны наиболее крепкие парни и девушки для строительства дороги Караганда - Балхаш. Дневная норма (даже зимой) на каждого строителя была 8 тонн грунта. Инструмент - тачка, лом, кирка, совковая лопата. Невыполнившим норму урезали паек. И люди падали замертво. Могилы им не копали, а клали прямо в железнодорожную насыпь и засыпали грунтом. Так что дорога эта от Акмолы до Балхаша буквально на костях стоит. Итак, 52 тыс. крестьянских семей были привезены летом и ранней осенью 1931 года на территорию будущей Караганды и области и брошены под открытым небом на произвол судьбы - ни жилья, ни хлеба в достатке, ни воды. Селились люди в наскоро вырытых ямах, которые копали себе сами, укрывая их ветхим тряпьем, чтобы можно было самим в них укрыться от знойного солнца и иссушающего степного ветра. И этим необыкновенным жарким летом 1931 года от дизентерии и голода погибли почти все дети до 6-летнего возраста. А остальные, начиная с 10-летних детей и заканчивая стариками, были мобилизованы на сооружение земляных бараков. Бараки к зиме достроить не успели, и в ноябре, когда уже выпал снег и трещали морозы, началось заселение в недостроенные, неутепленные и неотапливаемые бараки, в которых не было порой даже крыши. В бараки, площадью 50 кв. м. заселяли по 100 и более человек. И зимой 31-32 гг. прошла волна массовой смертности. Главными губителями людей были холод, голод, повальный тиф, цинга. В результате чего в поселках - обсервациях вымерло более половины от общего количества крестьян. Впрочем, учета умирающих никто не вел. Были лишь при комендатурах похоронные команды, которые собирали покойников на телеги и сваливали их во рвы, вырытые на окраинах поселков.

Поздней осенью 1932 года взамен погибших спецпереселенцев в Осакаровский район, где повымерзли почти все, пришло пополнение - несколько эшелонов репрессированных кубанцев. А в 1933 году, когда почти на всю страну обрушился голод, по спецпереселенцам прошла новая волна смертей.

В эти страшные годы по всей Карагандинской области не было ни одного православного храма. Спецпереселенцы собирались на молитву тайно, в землянках. Именно они и составили впоследствии первые общины Карагандинской церкви, которые, начиная с 1942 года, ходатайствовали об открытии при шахтах и в новообразованных поселках православных храмов и молитвенных домов.

Что же сказать о планах первых пятилеток? Конечно, они были выполнены. Первоцелинники-спецпереселенцы освоили тысячи и тысячи гектаров целинных земель, к середине 30-х годов на территории Карагандинской области и Осакаровского района создали 25 экономически крепких колхозов и разработали первые шахты Карагандинского угольного бассейна.

Но если попытаться подвести итоги и назвать число загубленных здесь в 1931-1933 годах крестьян-спецпереселенцев то, исходя из того, что из каждых четырех человек здесь выжил только один, окажется, что в наскоро отрытых на окраинах спецпоселках рвах и под железнодорожной насыпью от Акмолы до Балхаша вот уже шестьдесят с лишним лет покоится прах примерно четырехсот тысяч крестьян и их детей.

Как и завоз "раскулаченных" спецпереселенцев, похожая проблема - откуда взять для освоения безлюдных степей Казахстана дешевую и неприхотливую рабочую силу, такую силу, которая была бы свободна от семьи и готова к перегону с места на место, не требовала бы ни устроенного жилья, ни больниц, ни школ, была решена так же просто.

19 декабря 1931 года было принято решение об образовании в Центральном Казахстане одного из филиалов ГУЛАГа - Карлага, который первоначально получил название "Карагандинский совхоз-гигант ОГПУ", и целью его организации явилось создание основы сельскохозяйственного производства для бурно развивающейся тяжелой промышленности Центрального Казахстана. В одном из первых директивных документах сказано: "Организованный в 1931 г. Карагандинский совхоз-гигант ОГПУ получает почетное и ответственное задание - освоить грандиозный район Центрального Казахстана". И освоение это началось с того, что в конце 1931 г. в древние степи Сары-Арки со всех концов Советского Союза, вместе с людьми уголовного мира, стали прибывать этапы жертв политических репрессий. Первый этап численностью 2567 человек был размещен в палаточном лагере, оцепленном с четырех сторон колючей проволокой. Численность заключенных росла из года в год и вместе с ней рос и развивался совхоз-гигант. Сфера его влияния распространялась от Алтая до Бетпак-Далы, от "Казахстанской Швейцарии" до Заилийского Ала-Тау. Территория Карлага была равна территории Франции. Столицей Карлага был поселок Долинка (33 километра от Караганды), воротами, куда пребывали заключенные, - станция Карабас, и братской могилой тысячи тысяч его узников стала вся безбрежная степь Центрального Казахстана.

Карлаг располагал реальной властью, оружием, транспортными средствами, содержал почту, телеграф. Он состоял из 26-ти отделений ("точек"), расположенных в радиусе от 2 до 400 километров от Долинки. Отделения были увязаны в единый хозяйственный план и не было случая, чтобы этот план не выполнялся. Спрос здесь был особый. Вокруг Долинки, тесно опоясывая ее, также выросли лагерные зоны, оборудованные по всем техническим условиям лагерного режима: ограды с козырьками из колючей проволоки, сторожевые вышки, контрольная пропахиваемая и боронуемая полоса, круговые посты караульных собак. В центре Долинки размещался третий отдел (позднее переименованный в первый) - тюрьма в тюрьме, где заключенным добавляли срок, подвергали пыткам, производили расстрелы.

В Карлаге работала выездная коллегия Карагандинского областного суда в составе трех лиц, называемая "тройкой". Приговоры исполнялись на местах. Приговоренных ставили на колени на край ямы, предварительно вырытой другими заключенными, и стреляли в затылок. Расстрелянные брались на списочный учет с грифом "Умер", личные дела уничтожались.

Хозяйство Карлага процветало. Карлаг изобиловал не только дешевой рабочей силой, но он имел и крепкий мозговой центр. В нем содержались известные всему миру ученые, военноначальники, деятели культуры, политики, люди духовного звания, монашествующие. За колючей проволокой степных отделений было сосредоточено большое количество высококвалифицированных агрономов всех уклонов, зоотехников, медицинских работников, экономистов. Условия жизни заключенных Карлага были невыносимыми. Акт, составленный проверяющими работниками Гулага, от 5 февраля 1941 г. свидетельствует:

"Заключенные размещены в стандартных бараках. Стены бараков саманные, внутреннее оборудование - двойные нары. Полы земляные, зимних рам нет. Грязь, сырость, печки в бараках отапливаются не ежедневно. В мужском бараке температура воздуха +4°, в женском +16°. У многих заключенных не имеется постельных принадлежностей. Баня, прачечная, дизкамеры в виду отсутствия топлива работают с большими перебоями. Обнаружены массовая вшивость, недостаток белья, которое не меняется и не стирается. Зимним вещедовольствием обеспечено менее 50 % заключенных. Большинство одето не по сезону, на ногах летняя обувь. Кипяченая вода, как в бараках, так и на работах отсутствует. На работах нет даже сырой воды. Заключенные вместо воды едят снег. Питание по качеству не соответствует калорийности. Имеются случаи невыхода на работу по разутости и раздетости. Заключенные, не вышедшие на работу по этим причинам, котируются, как отказчики от работы, которым выдается паек отказчика. Их даже отправляют в ШИЗО (штрафной изолятор)".

В Карлаге часто совершались попытки к бегству. Все они заканчивались "ликвидацией".

И на всем этом фоне на всю страну гремела слава Карагандинского совхоза МВД СССР (шло время, менялись названия) и его опытной сельскохозяйственной станции. Рекордные урожаи здесь давали капуста, огурцы, помидоры. Небывалых результатов достигли селекционеры. Они вывели новые сорта озимых, яровых, кормовых культур. Агроном Митрошина, осужденная на 25 лет по 58-й статье, вывела сорт картофеля "эпикур" и получала по 60 тонн с гектара. Кроме того, было организовано скотоводческое хозяйство. На Всесоюзной выставке в Москве, например, демонстрировалась корова по кличке Морошка, дававшая 12 тысяч литров молока в год. Огромнейшие отары овец с середины лета до поздней осени шли своим ходом из разных отделений Карлага вплоть до Петропавловского мясокомбината. В Карлаге были сахарный завод, стекольное производство, катали пимы, выделывали кожу. В цехе № 3 РМЗ в военное время выпускали мины М-82. Всюду работали заключенные. Карлаг кормил армию, давал государству зерно, мясо, оружие, одежду. Но заключенных за людей не считали. Кормили баландой, ячменем "анютины глазки". Ежедневно из Долинки приезжали судьи и судили заключенных за то, что кто-то взял морковку или свеклу.

И не является секретом тот факт, что смертность в Карлаге была очень большая (за годы своего существования (с 1931 по 1956 гг.) Карлаг принял около миллиона человек. Но поскольку архивы Карлага до сего дня засекречены, нет возможности назвать даже приблизительное число его жертв).

"В конечном итоге, - говорится в одном из научных отчетов опытной станции, - всю хозяйственную деятельность совхоза МВД можно рассматривать как грандиозный производственный опыт успешного сельскохозяйственного освоения земель крайне сухих степей и полупустыни". Так оно и было. Но спроектировано и построено все это было руками заключенных на их же собственных костях.

Икона дня

Православный календарь

Расписание богослужений

Богослужения в нашем храме совершаются ежедневно

Начало богослужений:

В будни утром в 8 ч.; вечером в 17 ч.

В воскресные дни утром в 7 и 9 ч.; вечером в 17 ч.